А сам-то «Батюшка» в Бога верует? (из фронтовых воспоминаний)

Тип статьи:
Публикация

Газета «Восход» от 29 октября 1979 г.


Много живет в народе рассказов о попе, попадье, поповской дочкеи поповском работнике. Остроумно и едко высмеиваются в этих рассказах «служители божьи», за их греховные дела и помыслы, за скопидомство, жадность, невежество, за то, что Они спекулируют именем несуществующего бога, обманывают и обирают православных. Среди верующих есть много людей, которые твердо убеждены в том, что сами священнослужители бога не признают. Вот такого неверующего в бога служителя господнего пришлось встретить и мне.

Было это во время Великой Отечественной войны, ранним летом 1944 года. Мы занимали прочную оборону на территории Волынской области. Обстановка была спокойной и мне выпала возможность навестить лечившегося в санчасти после легкого ранения своего боевого товарища гвардии майора Мелкумяна Ашота Ивановича. Санитарная часть нашей артиллерийской бригады находилась в затерянном в лесу украинском селении в 5-6 километрах от огневых позиций.

Наших «лекарей» я разыскал в добротном, самом богатом в селе доме, крытом оцинкованной жестью. Дом стоял рядом с церковью и резко отличался от бедных маленьких хаток села.

Волынская область, как и вся Западная Украина, вошла в состав Советского Союза в конце 1939 года. Немногим более полутора лет до начала войны прожили граждане Волынщины при Советской власти. До этого они мыкали горе в панской Польше, где украинцев не считали за людей. Если в наших селах лучшим домом в то время была школа, то в западно-украинских селениях это был дом попа, лавочника, кулака. Вот в поповском доме и размещалась наша санчасть.

Я застал своего товарища в обществе хозяина дома, священника местной православной церкви и медсестры Марии Левицкой. Раненых в санчасти было мало и у нее время было свободное. После взаимных приветствий меня представили хозяину дома. Разговор шел о религиозных обычаях и обрядах. Я не питал особых симпатий к божьим служителям. Сам в бога не верил, да к тому-же знал, что оккупационные фашистские власти благоволят православным попам. Они даже готовили на краткосрочных курсах при немецкой военной администрации попов из молодых украинцев. Но долг вежливости заставил и меня включиться в разговор. Мой товарищ, артиллерийский политработник, хотел получить хоть небольшое представление о том, что это за штука—религия.

Я поинтересовался у попа, сколько православных в его приходе, аккуратно ли посещают церковь, соблюдают ли посты. Он в свою очередь спросил, верую ли в бога я и мои родители. Благожелательное, мирное течение беседы привело к тому, что священник согласился показать нам церковь, чего и хотел майор Мелкумян. Принесли от старосты ключи от церкви и мы направились вчетвером туда. «Батюшка» охотно и подробно давал комментарии к стенной росписи, красноречиво описывал деяния святых, изображенных на стенах и иконах, а потом повел нас в святую святых храма божьего—алтарь. Там он облачился в одеяние священника, рассказал, как происходит таинство исповеди и святого причастия. Зажег кадило и имитировал обряды богослужения.

Я в самой корректной форме, тщательно подбирая вежливые выражения, спросил у батюшки, как же он, вопреки всем уставам христианской православной религии, допустил нас, «нечестивцев-безбожников» в алтарь, куда разрешен доступ только священнослужителю? Да к тому же с нами была Маруся Левицкая. А ведь боже упаси по канонам православия, чтобы в алтаре появилась женщина. Священник повернулся ко мне, подчеркнуто учтиво положил свою белую пухлую руку, не знающую физической работы, на погон моей гимнастерки и с легкой улыбкой спросил:

—А что у Вас это?

—Это форма.

Улыбнувшись более откровенно, он, показывая на свое торжественное парчевое, блестящее облачение, произнес:

—Ну и на мне тоже форма, и ничего больше.

И при этом выразительно посмотрел мне в глаза.

Каждому из нас троих стало ясно, что «батюшка» вполне откровенно и беззастенчиво заявил о своем неверии в бога, что служение богу являлось для него только источником безбедного существования…

Через несколько дней после окончания войны, когда мы дислоцировались в Праге, нам, группе однополчан, достопримечательностей этого величественного, неописуемой торжественной красоты, замка есть храм святого Витта. Наши телезрители видят его на голубых экранах, когда передаются сообщения из ЧССР. Храму более 600 лет. Это историческая реликвия чешского народа. В нем— гробницы королей когда-то очень могущественного и общественного чешского государства, серебряный саркофаг «святого» Витта—одного из религиозных деятелей Чехии. В одном из помещений храма проходила коронация королей. Туда могли заходить только коронующий король и папа римский и его представитель, возлагающий корону на нового короля. Никто больше не мог посягать па присутствие в этой «святыне».

Когда мы подошли к храму, осматривая его снаружи, не решаясь войти и оскорбить чувство молящихся, один священнослужителей предложил нам пройти туда. Сняв головные уборы, мы более двух часов осматривал храм. В завершение экскурсии этот священнослужитель, понизив голос, предложил нам по одному, незаметно для верующих, сидящих за партами и перебирающих молитвенные четки, шепчущих молитвы, проникнуть в помещение для коронации. Он объяснил нам, кто может туда заходить. А когда мы спросили, как же можно нарушать это «святое» установление, он так небрежно махнул рукой, что нам стало понятно, что для него ничего святого нет. Он знал, что мы его вознаградим, и что, побывав в этом запретном для обычных смертных месте, сумму вознаграждения увеличим. Было б вознаграждение, а бог может и стерпеть такое кощунство.

Более тысячи человек сражались с врагом в составе нашей части. Я знал их почти всех, но не знал ни одного верующего в бога. Закрепить неверие в несуществующего, вымышленного творца вселенной и господина над судьбами людскими во многом помогли многочисленные факты, доказывающие, что сам-то «батюшка-служитель господень» тоже, как и мы, грешные, в бога не верит.

Источники информации, использованные при подготовке материала приведены в разделе Источники

RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!