В наступлении

Тип статьи:
Публикация

Селявное — Тростянец

Усилились морозы января 1943 года. Показания термометра нередко отмечали минус 30-35ºС. Слабо обустроенные посты звукоразведки ВЗОР и блиндажи ОРАД, снабжение питанием зачастую только ночью из-за непрерывного ружейного огня, артиллерийских и минометных налетов противника, частное нарушение линий связи и т. п., требовали от личного состава дивизиона стойкости, выносливости и мужества.

А противник неиствовал неспроста. Под Сталинградом 19 ноября началась историческая битва по окружению и разгрому 330 тысячной группировки Паулюса, которая явилась поворотным пунктом в Великой Отечественной войне.

Противник понимал, что на нашем Селявинско-Урывском направлении советские войска нанесут ему удар и готовился отразить его.

В те дни советские войска вели упорные бои по расчленению и ликвидации Сталинградской группировки противника, мы готовились к прорыву его обороны здесь, на излучине Дона.

Вот что вспоминают о начале прорыва обороны противника на нашем участке разведчики ВЗОР:

«Утром 13 января 1943 года в 250 метрах левее Пункта Обработки на заснеженном поле у оврага, мы заметили стройные ряды сооружений, которые мы сначала приняли за строй солдат. Но неожиданно эти ряды покрылись густыми клубами дыма и в небо взметнулись огненные стрелы. Это наши реактивные установки начали обработку обороны противника.

Посты ВЗОР отчетливо видели, как на всей полосе обороны противника взметнулись султаны снега, земли и все заволокло дымом и пылью. Когда пелена стала рассеиваться, наблюдатели заметили, что бежавших с передовой солдат силой оружия стали снова возвращать в окопы. Но вот подъехали «Катюши», дали залп, начался прорыв обороны противника. Было видно, как уцелевшие вояки врага бросали в спешке траншеи и блиндажи под натиском Советской Армии».

Это был прорыв обороны противника на Селявинско-Урывском участке фронта, который вскоре превратился в его преследование. Немецкие части, имевшие на флангах деморализованные итальянские и румынские соединения, откатывались под натиском Советской Армии, бросая на произвол судьбы своих союзников.

Снежные завалы, штабеля трупов неприятеля, брошенная и разбитая техника врага вдоль фронтовых дорог, разграбленные и сожженные хутора и села – такова картина второй половины января 1943 года в полосе нашего наступления.

Дивизион двигался в основном пешком, преодолевая заносы и завалы, до 40-60 километров в сутки через Староникольское, Незнамово, Острожск, Старый Оскол.

Противник стремился задержать наступление наших войск, пользуясь свободой маневра. Поэтому приходилось не только преодолевать сопротивление отходившего противника, но и переламывать его подходившие резервы.

Разведдивизиону неоднократно приходилось развертывать свои боевые порядки и вести инструментальную разведку.

Первое такое развертывание было в районе хутора Веселый под Острогожском, но 21.01.1943 г. был освобожден Старый Оскол и дивизион был вновь развернут под Кочетовкой.

Здесь разведдивизионом была выявлена система огневых средств противника и после короткой, но мощной артиллерийской подготовки Кочеткова была освобождена.

Бесконечное белое снежное покрывало на полях и помеченных вехами дорогах, изуродованная техника врага вновь затрудняли движение подразделений дивизиона через Белгород (освобожден 18.02.1943 г.), Золочев, Казачью Лопань, Грайворон, Тростянец.

Походные марши подразделения ОРАД были отмечены высокой организованностью, отличным тыловым обеспечением, слаженностью. В длительном, почти 500 километровым наступательном марше наших войск ОРАД выдержал экзамен на зрелость. Особенно отличился зам. командира дивизиона Ходосевич Ю. М. и ст. сержант Потапов, в числе многих других трудившихся без устали, создавших линейным подразделениям нормальные условия.

Но был случай, послуживший уроком на дальнейшее. Пункт обработки ВЗОР в составе лейтенанта Молочинского Н. Л., разведчиков Лескеса Н. И., Фомина А. Г. и шофера Щапова И. Е. на автомашине ГАЗ-АА, загруженной боевой техникой, был оставлен в одном из сел Белгородской области для срочного ремонта двигателя машины. Сильные снежные заносы задержали движения Пункта за дивизионом, который к тому времени дислоцировался в Казачьей Лопани, на ее окраине. Прибыв поздно вечером в Казачью Лопань и, не встретив сигнала о дислокации дивизиона, разведчики направились в Грайворон, куда прибыли поздно ночью. Но там дивизиона не оказалось, создавался путь на Ахтырку. И вот Ахтырка. Всполохи огня и гул артиллерийской канонады указывали на ожесточенное сражение за Ахтыркой.

Немецкие бронированные полчища волна за волной накатывались на артиллерийские позиции артдивизии генерала Хусита. В неравном бою героические артиллеристы, не щадя своей жизни, громя и изматывая противника, обескровливали, сдерживали его натиск. По приказу Хусита ВЗОРовцы двинулись в обратный путь к дивизиону, но горючего в баке машины было лишь на несколько километров. Генерал распорядился дать разведчикам канистру горючего, остальное добывали у крестьян по крупицам, сливали из копилок и ламп. Настоящее мужество, находчивость и выдержку проявили разведчики Лескес Н. И. и Фомин А. Г., но особенно проявил себя шофер – сибиряк Щапов И. Е. Разведчики вернулись в дивизион, сохранив материальную часть.

Зимнее наступление наших войск сменилось вынужденным отходом. Начал передислокацию и 621 ОРАД к Старому Осколу через Томаровку, Бутово, Ракитное, началось образование Курской Дуги.

Источники информации, использованные при подготовке материала приведены в разделе Источники

RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!