Освобождение Польши

Тип статьи:
Публикация

Вошедший в состав 40 ПАБр, 621 ОРАД был развернут в полосе 3 гв. Армии генерал-полковника Городова между Гороховым и Торчином недалеко от Государственной границы и с апреля по 13 июля 1944 г. вел артиллерийскую разведку, проводил работы по развитию опорной топографической сети. Здесь, как и прежде, проводилась работа по точному топографическому определению переднего края наших войск и войск противника. В этой операции мужество и отвагу при выполнении задания проявил рядовой топограф Иваницкий Виктор Петрович, получивший тяжелое ранение.

13 июля, после артиллерийской подготовки началась Львовско-Сандомирская операция войск I Украинского фронта под командованием маршала Советского союза Конева И. С., положившая начало освобождению польских земель от немецких захватчиков.

Действия разведдивизиона теперь отличались тем, что он следовал в составе артбригады непосредственно за наступающими войсками, оперативно обслуживая огневиков целеуказанием. Подразделениям БЗР, ВЗОР и особенно топобатареи нередко приходилось действовать в условиях неразминированного поля.

Так под Торчином 3 топографа подорвались на противопехотных минах. И это несмотря на заранее принятые предупредительные меры. Еще перед наступлением к топографам пришел майор Чубаров И. Р. с газетами, в одной из которых были описаны приемы обезвреживания противопехотных мин. Статьи были тщательно изучены личным составом, что значительно помогло избежать неоправданных жертв.

Точность работы артиллерии 40 ПАБр вместе с 621 ОРАД неоднократно контролировалась по ходу продвижения наших передовых войсковых частей. После подрыва обороны противника на различных рубежах проводился фото и топоконтроль пораженных артиллерией целей противника, определялись точные координаты центров поражения по рассеиванию снарядов.

Анализ фото и топоконтроля пораженных целей подтверждал возросшую эффектвность стрельбы артбригады во взаимодействии с БЗР и ВЗОР. Огневики получали возможность совместно с БЗР вести контрбатарейную борьбу, что нашло практическое применение в дальнейшем ходе Великой Отечественной войны, и давало весьма ощутимые результаты.

На данном этапе войны изменились условия боя. Для преследования разгромленного врага создавались подвижные группы, куда включались и разведчики ОРАД. Они дополняли огневиков своей смелостью, смекалкой и решительностью.

Войска I Украинского фронта стремительно продвигались на запад, освобождая польские земли, так же стремительно продвигался ОРАД через Замоць (21 – 25.07.1944 г.), Н. Борув (28.08) и 28 августа достиг Аннополя и Юзефова на Висле. Но уже 31 августа вышел к Сандомиру где нашими войсками был захвачен плацдарм. Здесь, на плацдарме и был развернут дивизион для ведения разведки.

В боях на Сандомирском плацдарме погибли смертью храбрых разведчики Павленко, Дорохин, Решетов, многие получили ранения, ранен был и лейтенант Бородич В. Ф.

На Сандомирском плацдарме 40 ПАБр получила заслуженное звание «Гвардейская», ей было вручено Красное знамя. Получение Гвардейского звания, коленопреклонение и клятва перед знаменем комбрига Петруни Ивана Демьяновича, вызвали у выстроившихся воинов сильное душевное волнение, а у многих и слезы радости и гордости. Еще больше укрепился боевой дух личного состава, укрепилась вера в неизбежность и близость победы над коварным врагом. Приближался настоящий «Праздник на нашей улице».

На Висле и плацдарме особенно много потрудились топографы. Они не только обеспечили привязкой батареи, оперативно ставившие заградительный огонь в Аннополе, где противник, бросая свежие резервы, пытался ликвидировать два наших небольших плацдарма, но и своевременно создали опорную топографическую сеть. Эффективной и очень полезной оказалась засечка целей с помощью теодолита и буссоли.

На плацдарме вновь отличились Лашманов Б. К., Литвинов Н. Д., Мигулев М. Ф., Магрицкий М. М., Мининков В. Ф., Мурзаков Г. Ш., Нестеров Н. И., Панфилов В. З., Раскулов П. П., Сальников Е. В., Лескес Н. И., Фомин А. Г., Татарчук И. А., Чернигин В. И., Щекалев А. И. Многие воины были награждены орденами и медалями.

Смелость, находчивость и решительность неоднократно проявляли Щапов И. Е., Шилин Я. Я., Чебатухин И. Д., Черников В. А., Чариков А. Ф., Шуринов В. Я., Письменный В. М., Реснянский С. А., Извеков В. С., Аникин Ф. А., Батов С. Д., Богомолов А. А., Кириллов В. С., Ковалев И. Я., Кольвах П. И., Кондратьев В. Ф., Кракович Л. В., Бормотин Н. А., Елисеев И. А., Гринбалт А. Л., Кабанин Н. П., Кандауров И. М., Кулаков Т. И., Купин Е. А., Сальников Е. В. и многие другие.

Офицеры всех подразделений разведдвизиона работали слажено, особенно Стадник С. В., Сысоев С. С., Терещенко П. И., Фроленко Е. В., Щавелев С. И., Соустин В. П., Бюллер Н. Л., Бородич В. Ф., Мельников А.

Особенно отличились офицеры Бирюков В. И. и Ягодкин В. В. Звукобатареи под их командованием полностью выявили систему огня противника в полосе Армии, что дало возможность командованию принять должное решение. Многие офицеры также были награждены орденами и медалями.

В начале января 1945 г., при перегруппировке наших войск, 40 гв. ПАБр и с нею ОРАД были передислоцированы на западный обвод Сандомирского плацдарма. Разведдивизион был развернут в районе Ракува и вел там разведку.

12 января после мощной двухчасовой артподготовки наши войска пошли в наступление, прорвали оборону противника. Началась заключительная стадия освобождения польских земель.

Артиллерия бригады и ОРАД действовали в полосе 3 гв. Армии и 15 января достигли г. Кельце, освобожденного 329 стрелковой дивизией, Гермтадта (27 -31 января) и 8 -14 февраля 1945 г. в районе Глогау (Глогув) вышли к Одеру.

Но дорога к Одеру (Одре) была не из легких. Продвижение наших танковых соединений было столь стремительным, что следовавшие за ним стрелковые и артиллерийские части сопровождения и РГК были вынуждены обезвреживать и уничтожать многочисленные разрозненные группировки противника. Деморализованный враг, опасаясь окружения, неожиданно оказывался на флангах и в тылу, блуждая по оврагам и перелескам.

Разведдивизиону неоднократно приходилось вести неравную борьбу по ликвидации таких группировок, а артиллеристам бригады вести огонь прямой наводкой и идти в рукопашную.

— Взвод лейтенанта Стадника С. С., охранявший знамя бригады и приданная для охраны батарея, в одной из польских деревень приняли неравный бой против наседавших фашистов. С согласия комбрига знамя для сохранности было перенесено в подвал, но каждый знал, что оно рядом, в его сердце. Бой закончился полным разгромом противника, марш был продолжен через Ростердорф к Глогау (Глогуву).

Глогау – важная крепость германского милитаризма, рассчитанная на длительную осаду, была окружена и оставлена в глубоком тылу наших войск, решительно вышедших на рубеж Одера (Одры) – Нейсе (Ныси). Здесь кончались исконно польские земли, и начиналось логово врага.

Штурмовала Глогау 329 стрелковая дивизия с частями усиления. В пригороде Глогау была развернута БЗР, обеспечивая данными 40 ПАБр.

Но основные силы ПАБр и ОРАД достигли Одера и были развернуты. Разведдивизион в период с 22 по 28 февраля был дважды развернут на рубеже обороны противника Губен – Форст. После прорыва его обороны, дивизион в составе ПАБр принимал участие в ликвидации противника, окруженного юго-восточнее Берлина.

На окраине Губена трагически погиб командир 621 ОРАД гвардии майор Крючков Борис Сергеевич.

Майор Крючков, молчаливый, всегда подтянутый и справедливо строгий кадровый, строевой командир, имевший топографическое образование, отличался деловитостью, требовательностью к себе и подчиненным и в тоже время не терял чувства товарищества и дружбы. Он имел редкую работоспособность и зажигал личный состав дивизиона стремлением отдать все для решения поставленной задачи. Он умел также находить правильные решения в самых сложных и критических ситуациях и появлялся на виллисе там и в то время, когда этого требовал обстановка.

23 февраля 1945 г., по пути из штаба Армии, Крючков и его спутники поехали на боевой порядок БЗР Бирюкова, но случайно оказались на нейтральной полосе, проходившей по одной из улиц Губена. Фаустпатроном был разбит в упор виллис, Крючков Б. С., шофер Шепилов К., ординарец Ларионов Н., радист Панин были расстреляны автоматической очередью.

Командир стрелковой роты рядом атак оттеснил врага, произвел захоронение погибших, а документы отдал в штаб дивизии. Только на третий день удалось через комиссара стрелкового полка узнать место погребения. Тело майора Крючкова Б. С. было опознано и перезахоронено на кладбище польского города Острув.

Похороны майора Крючкова Б. С. и его боевых братьев вызвали негодование у всего личного состава артбригады. На траурном митинге у братской могилы гвардейцы-разведчики поклялись отомстить фашистам за трагическую гибель своего любимого командира и боевых друзей, до конца отдавших все силы и саму жизнь любимой Родине.

В сторону фашистов был дан артиллерийский удар-салют огневым дивизионом по целям, засеченным подразделениями ОРАД.

Командование разведдивизоном принял гв. капитан Пильгуй Гордей Яковлевич, начальником штаба был назначен капитан Косенко Г. М.

Капитан Пильгуй Г. Я. был боевым соратником майора Крючкова Б. С. с момента основания 621 ОРАД до трагической гибели они шли рядом, дополняя друг друга.

Получив образование зоотехника, Гордей Яковлевич до призыва в Армию работал бухгалтером. В Красной Армии с 1934 г. в качестве рядового артиллериста, младшего командира, старшины. После обучения на курсах в Харькове и Ленинграде (АККУКС), ему было присвоено воинское звание младшего лейтенанта.

После тяжелого ранения в бою под местечком Ейхов Гомельской области, получает инвалидность II группы. В 1942 г. направлен в 14 запасной артиллерийский полк на Урал, где готовит артиллерийских разведчиков.

Врожденные данные артиллерийского разведчика, большой практический и жизненный опыт, сделали его начальником штаба ОРАД высокого класса, умело направлявшего действия подразделений, помогавшего боевым командирам в сложных боевых условиях находить правильные решения, по крупицам собиравшего разведданные, обобщавшего их, дававшего правильный и своевременный анализ.

Этому во многом способствовал комиссар разведдивизиона, всеобщий любимец Чубаров Иван Романович. Кадровый рабочий, прошедший суровую службу в рядах РККА на Дальнем Востоке в погранвойсках выросший в те тревожные годы в смелого, принципиального, вдумчивого, по-отечески заботливого политработника. Чубаров И. Р. цементировал дружбу Крючкова Б. С. и Пильгуя Г. Я., укреплял их связи и авторитет в дивизионе. Личный состав дивизии тянулся к Чубарову – комиссару, а через него и Крючкову и Пильгую.

Не дожил до 40-летия Победы наш боевой комиссар. 12 августа 1983 г. он умер в Москве, где жил после войны с семьей. Собравшиеся ветераны-однополчане проводили его в последний путь, они собрались с ветеранами ОРАД с письмом, в котором говорилось:

«…Ушел из жизни наш боевой друг, комиссар Чубаров Иван Романович. Вся его жизнь была примером верности долгу, любви к Родине, к нашему ветеранскому братству.

Пламенный большевик-ленинец Иван Романович более полувека был активным членом КПСС, воспитывал в людях благородные качества строителей коммунистического общества.

Его трудовая и общественная деятельность началась с 11 летнего возраста, и продолжалась, пока билось его благородное, пламенное сердце.

Честный и справедливый, требовательный и в высшей степени благородный в действиях и поступках, он неукоснительно прививал эти качества нам – его однополчанам.

Его служба в рядах Советской Армии началась задолго до начала Великой Отечественной войны на постах политработника и окончилась после войны по правительственному указу.

Это был настоящий политический боец, друг, товарищ и отец.

Родина высоко отметила его боевые и трудовые заслуги, наградив его тремя боевыми орденами и восьмью медалями, медалью «Ветеран труда». Он был также награжден боевой медалью Польской Народной Республики.

Иван Романович был инициатором и первым организатором наших послевоенных встреч. Именно ему принадлежит заслуга проведения встреч 40 ПАБр, начала большой работы по патриотическому воспитанию нашей славной молодежи. Он был нашим знаменем, собравшим и сплотившим нас после тяжелой войны в крепкий ветеранский коллектив.

Его мечтой было создать историю боевого пути 621-71 ОРАД, оставить для грядущих потомков реликвии и воспоминания ветеранов-разведчиков, внесших свой посильный вклад в дело разгрома гитлеровской Германии. Под его руководством и непосредственном участии собран большой материал для истории дивизиона и создан рабочий макет…

Память о нашем боевом друге – комиссаре будет до конца наших дней жить в наших сердцах…»

Наступавшие части 3 гв. Армии блокировали группировку противника юго-восточнее Берлина, шли последние дни апреля 1945 года. Группировка врага, теснимая с северо-востока войсками I Белорусского Фронта, пыталась с боями прорваться на юго-запад.

Батареи 40 гв. ПАБр, расположенные вдоль автострады Бреслау-Берлин, вели стрельбу прямой наводкой по наседавшему противнику. Здесь же впереди орудий с автоматами и пулеметами в руках по фашистам вели огонь ОРАДовцы. Враг на нашем участке не прорвался, но разведчики понесли потери, погиб ст. сержант Образцов.

В непрерывных маршах по территории Рейха личный состав разведдивизиона, как прежде, показал образцы высокого морального и боевого духа, смело сражался, приближая нашу общую победу над коварным врагом. Но теперь сказывался опыт ведения боевых действий, умение сочетать отвагу и храбрость с хладнокровием и трезвым расчетом.

Гущин, Емельяненко, Жабиц, Злыдарев А., Зуев, Ильин, Калиничев Г., Ковалев И. Я., Коняев, Клюк М. С., Кракович Л. В., Кулаков И. Я., Купин Е. И., Лашманов Б. К., Монайченко, Мордасов, Миненко В. Ф., Назаров, Носов, Омельянченко Н., Погодин Н. Г., Полещук, Поляков В., Раскулов П. П., Сальников Е. В., Сипилин, Смирнов, Сокол, Староверов, Стародубцев, Татарчук И. А., Токарев, Трапезников, Уталиев, Федоров, Фомин А. Г., Чариков А. Ф., Чернигин В. И., Чиганков, Щапов И. Е., Шилин И. и многие другие, чьи имена будут вечно жить в нашей памяти. Бойцы, сержанты и офицеры разведдивизиона получали ранения и контузии, но, движимые порывом, не покидали своего места на поле боя, отражая попытки врага прорвать кольцо окружения. Каждый хорошо знал, что кровопролитные бои наши войска ведут уже в самом Берлине, в самом его сердце, что прорывающийся враг – это в основном военные преступники, пытавшиеся найти прибежище у покровителей на Западе. Нет и не может быть врагу прощения за содеянное на земле советской, за слезы и страдания жен, невест, матерей, за зверски замученных, сожженных в концлагерях миллионов невинных людей.

И враг на нашем участке не прошел, он был рассеян огнем артиллерии и уничтожен в жестокой битве.

Источники информации, использованные при подготовке материала приведены в разделе Источники

RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!